Непомнящий А. А. , д.и.н., профессор “Профессор Таврического (Крымского) университета С. А. Бугославский: неизвестные страницы биографии”

Профессор Таврического (Крымского) университета С. А. Бугославский: неизвестные страницы биографии

Сохранившиеся в фондах Государственного архива Российской Федерации документы о выдвижении кандидатур на должности профессорско-преподавательского состава восточного факультета в мае 1922 года свидетельствуют, что председательствовал на этих заседаниях профессор Сергей Алексеевич Бугославский (1888–1946) – историк древнерусской литературы, музыковед, композитор. Крымский период биографии известного ученого не нашел отражения в научной литературе. А Сергей Алексеевич не часто вспоминал о своей жизни на полуострове в годы лихолетья и период работы в Таврическом, затем Крымском университете.

Сергей Алексеевич Бугославский

Научный деятель родился 20 июня (2 июля) 1888 года в Чернигове в семье преподавателя гимназии. Тяга к музыкальному творчеству проявилась у юноши с ранних лет. После переезда семьи в Киев он в 1907 году окончил с серебряной медалью 2-ю классическую гимназию. В 1912 году – с дипломом первой степени Сергей Алексеевич закончил отделение славянско-русской филологии историко-филологического факультета Университета Святого Владимира. В стенах вуза все пять лет под руководством профессора В. Н. Перетца он скрупулезно занимался историей древнерусской литературы. Посещал руководимый профессором семинарий. К университетским наградам относятся золотая медаль и Премия имени Н. И. Пирогова, которые молодой специалист получил за сочинение «Сказание о Борисе и Глебе, приписываемое мниху Иакову: опыт критики текста памятника по 138 спискам». Талантливый студент был оставлен при Университете Святого Владимира для приготовления к профессорскому званию. Ему была назначена специальная стипендия, выделенная Министерством народного просвещения. Благодаря такой финансовой поддержке С. А. Бугославский получил возможность длительной работы в библиотеках и архивах Москвы и Санкт-Петербурга для подготовки диссертации.

Интересно, что параллельно с обучением в гимназии и университете Сергей Алексеевич обучался по классу рояля в Киевском музыкальном училище. Перейдя на высший курс училища, где его обучение длилось два года, он перешел в класс теории и композиции знаменитого профессора Р. М. Глиэра.

В 1915 году в Университете Святого Владимира С. А. Бугославский получил степень магистра истории, после чего он был прикомандирован на два года к Московскому университету. В конце 1916 года молодой ученый прочел там две пробные лекции и с января 1917 года утвержден приват-доцентом Московского университета. С. А. Бугославский читал в московском вузе курсы по критике текста, древнерусской агиографии, переводных житиях святых, истории русского летописания. Он также активно сотрудничал в различных общественных научных организациях: являлся членом-корреспондентом Общества любителей древней письменности (Петроград), действительным членом Исторического общества Нестора-летописца (Киев), обществ истории литературы (при Московском университете и при Университете Святого Владимира).

В Москве под руководством профессора А. А. Ильинского Бугославский продолжил и занятия по музыке. Уже в досоветское время Сергей Алексеевич имел значительный авторитет в среде музыковедов.

В октябре 1917 года, после захвата власти в Москве большевиками, С. А. Бугославский выехал из объятого уличными перестрелками, ощетинившегося баррикадами города в Крым. Поначалу он осел в Ялте, где преподавал в народной консерватории. Читал курсы по всеобщей истории музыки, русской народной песни, истории русской музыки. В Ялте молодого историка и музыканта судьба свела с крупным крымоведом Александром Львовичем Бертье-Делагардом (1842–1920), который разрешил ему в условиях книжного голода и необходимости постоянной подготовки к лекциям пользоваться своей библиотекой. Часами они просиживали за просмотром уникальных коллекций ялтинского крымоведа, которые С. А. Бугославский помогал Александру Львовичу частично упаковывать для сохранения от разграбления. У А. Л. Бертье-Делагарда С. А. Бугославский познакомился с крупным историком византийского и древнерусского искусства, византинистом, археологом Никодимом Павловичем Кондаковым (1844–1925). Н. П. Кондаков много сделал и для развития исторического крымоведения, изучения, охраны и реставрации ряда крупных памятников материальной культуры на полуострове.

А. Л. Бертье-Делагард с сестрой С. Л. Белявской и воспитанницей Александрой Баранецкой

В Ялте в то время оказались многие выдающиеся и рядовые представители творческой интеллигенции, не хотевшие принимать новую власть, установившуюся в центральных губерниях страны, – писатели, журналисты, художники, ученые. Естественным было их желание объединиться для того, чтобы восстановить привычную для них общественную жизнь, к которой они привыкли в академических центрах. В городе массово возникали музыкальные, театральные, литературные кружки и объединения, о которых в каждом номере сообщали газеты «Южный курьер», «Ялтинские известия», «Ялтинский голос». Подшивки этих газет, как и других периодических изданий той поры, достаточно хорошо представлены в коллекциях периодики Государственной публичной исторической библиотеки, Научной библиотеки Государственного архива Российской Федерации (Москва) и Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) и доступны читателям.

Сергей Алексеевич сблизился в Ялте с представителями местной и приезжей интеллигенции и был избран членом правления Литературного общества имени А. П. Чехова. Основанное в ноябре 1917 года это одно из наиболее деятельных Обществ Ялты той эпохи активно развернуло свою деятельность в 1918–1920 годах. Участниками заседаний являлись известные научные деятели А. П. Кадлубовский (профессор Таврического университета), Д. С. Пасманик, А. Ф. Солохин и многие другие. Периодичность собраний не была постоянной. В 1918 году – два раза в месяц, в 1919-м – еженедельно. Устраивались тематические вечера, посвященные не только памяти Антона Павловича, но и В. Г. Короленко, Л. Н. Толстого, И. С. Тургенева и других деятелей русской литературы, лекции профессоров из академических центров, выступали философы и политики, известные писатели и поэты. Собрания, проходившие в местной женской гимназии, посвящались не только литературным проблемам, но и музыке, театру, живописи, устраивались благотворительные выставки. Вход на публичные лекции, устраиваемые Обществом, был платным. В газетных объявлениях цена варьируется от одного рубля до 50 копеек. Членам Общества предоставлялась скидка, но, как правило, они присутствовали бесплатно. Благодаря сотрудничеству в Обществе С. А. Бугославский близко сошелся с организатором работы этой общественной организации – сотрудником Ялтинской городской библиотеки Евгением Эмилиевичем Лейтнеккером (1888–1954) и с видным литературоведом, впоследствии академиком Николаем Каллиниковичем Гудзием (1887–1965). Последний также оказался в то время в Ялте и некоторое время возглавлял Общество. Сергей Алексеевич постоянно помещал в «Ялтинском голосе» сообщения о прошедших заседаниях. Они не подписывались. А вот статья о состоявшемся 25 июля 1919 года заседании, посвященном пятнадцатилетней годовщине со дня кончины А. П. Чехова, вышла с подписью С. А. Бугославского. Объединение литераторов в Ялте просуществовало до ноября 1920 года.

Николай Каллиникович Гудзий

Интересно, что совместно с краеведом, врачом и писателем Сергеем Яковлевичем Елпатьевским (1854–1933), работавшим тогда в алупкинском санатории, и писателем Георгием Дмитриевичем Гребенщиковым (1884–1964) Сергей Алексеевич основал в Ялте Союз писателей, ученых и журналистов, куда приглашались для сотрудничества профессионалы-литераторы. Этот Союз существовал и в период восстановления большевистской власти в Ялте. «Известия Ялтинского уездного военно-революционного комитета» сообщали в мае 1919 года, что Союз готов сотрудничать с писательскими организациями «нового течения».

Реалии жизни молодого ученого в известном российском городе-курорте в те годы были весьма тяжелыми. Ялта трещала, переполненная бежавшими от нового строя россиянами. В январе 1918 года город стал ареной боев между большевиками, опиравшимися на матросов Черноморского флота, и Таврическим губернским советом народных представителей, имевших собственные вооруженные формирования – Штаб крымских войск. Ситуацию осени 1917 года ярко характеризуют строки из письма жителя Южной Ривьеры Александра Львовича Бертье-Делагарда его другу профессору И. А. Линниченко в Одессу от 6 декабря 1917 года: «Все это время мы не то что не живем, но даже почти не прозябаем. Газет никаких, слухов без числа, и по ним ежеминутно ждем конца и, что еще хуже, выбрасывания на улицу, на голодную смерть. Вы понимаете, что никакая мысль не складывается, и поистине просишь судьбу скорее кончать». Интересным свидетельством о повседневности Ялты в начале 1918 года также служит письмо Н. П. Кондакова к Б. В. Фармаковскому от 28 января 1918 года, выявленное и введенное в научный оборот екатеринбургским историком Андреем Васильевичем Шаманаевым. Никодим Павлович сообщал коллеге в Петроград, что «с 8 по 17 нельзя было выйти из дому», так как улица оказалась «в самой середине вилки обстрела как артиллерийского, так и ружейного деревень Дерекой и Никита, и кладбища». В результате боев пострадали жилые кварталы и многие отели первой линии курортной столицы. Новая власть начала с массовых расстрелов, обысков и денежных поборов. Н. П. Кондаков писал: «Был обыск, кончился благополучно, забрали два бинокля». Во время боев и первые дни при большевиках «базары были закрыты. Потребляли запасы». Жилье и так было в дефиците, а теперь новые сотни людей оказались без приюта, что вновь взвинтило цены на комнаты.

Немыслимая дороговизна жилья и продуктов в Ялте вынудили С. А. Бугославского искать иные варианты существования. С организацией в Симферополе университета он перебрался туда. Отец С. А. Бугославского некоторое время возглавлял Государственный банк в Киеве. Не без протекции из украинской столицы с 1919 года Сергей Алексеевич – доцент Таврического университета. В документах 1921–1922 годов С. А. Бугославский проходит как профессор факультета общественных наук Крымского университета им. М. В. Фрунзе. Ученый читал курс по истории русской литературы и курс славяно-русской палеографии. Затем он – профессор восточного факультета.

Выписка из протокола заседания Совета восточного факультета. 1922 год. Из фондов Государственного архива Российской Федерации

Как и в Ялте, в Симферополе С. А. Бугославский участвовал в работе одной из научных общественных организаций. Вместе с Николаем Львовичем Эрнстом они являлись секретарями Общества философских, исторических и социальных знаний. Эта общественная научная организация возникла еще при Таврическом университете в феврале 1919 года и возглавлялась профессором Георгием Владимировичем Вернадским. После смены власти деятельность Общества не прекратилась. Ученые-гуманитарии теперь уже Крымского университета имени М. В. Фрунзе продолжали собираться и обсуждали свои исследования до конца 1922 года, когда многие профессора, имевшие возможность трудоустройства в академических центрах, уехали из Крыма, спасаясь от голода.

В Симферополе продолжилась дружба С. А. Бугославского и Н. К. Гудзия. Николай Каллиникович впоследствии стал автором единственного известного некролога С. А. Бугославскому, о котором очень тепло пишет как о человеке. Автор отметил факт работы своего коллеги в Крымском университете. В частности, указано, что он читал там курс «История древнерусской литературы». Во время пребывания в Симферополе состоялось знакомство С. А. Бугославского с известным крымским этнографом и музыкантом Аркадием Карловичем Кончевским (1883–1969), который затем будет продуктивно разрабатывать в Москве крымскую тематику, изучать крымско-татарские народные мелодии. Именно С. А. Бугославский уже в Москве поддержит своего крымского знакомого и выступит в научной литературе с положительным отзывом о его творчестве.

В 1922 году С. А. Бугославский покинул охваченный голодом полуостров и вернулся в Москву. Там он получил должность профессора Высшего литературно-художественного института им. В. Я. Брюсова и одновременно имел возможность преподавать в Московском университете, где вел курс музыкальной этнографии, а также читал лекции в Коммунистическом университете трудящихся Востока. В 1926–1930 годах С. А. Бугославский – художественный руководитель Московского радио; в 1930–1936 гг. – музыкальный консультант «Межрабпомфильма»; а с 1936 года – лектор Московской государственной филармонии. В 1938–1945 годах он – старший научный сотрудник Института мировой литературы им. М. Горького АН СССР, где в 1940 г. защитил докторскую диссертацию «Древнерусские литературные произведения о Борисе и Глебе».

Скончался ученый довольно рано – 14 января 1946 года – на 57 году жизни «от паралича сердца».