Экспозиция “Мир профессора 20 – 30-х годов ХХ века по документам личного архива и библиотеки”.

Экспозиция “Мир профессора 20 – 30-х годов ХХ века по документам личного архива и библиотеки”

Таврический университет был основан 14 октября 1918 года и, вопреки тяжелейшим условиям революционного времени и испытаниям Гражданской войны, сумел стать подлинным научным и образовательным центром Крыма. В нем нашли себе работу ученые, чьи имена золотыми буквами навсегда вписаны в историю науки. Назовем лишь немногих из них. Из Петрограда в Крым прибыли искусствовед Дмитрий Власьевич Айналов, лесовед Георгий Федорович Морозов, математик и физик Николай Митрофанович Крылов, химик Александр Александрович Байков, геолог Николай Иванович Андрусов; из Москвы – геолог Владимир Афанасьевич Обручев; из Киева – анатом Роман Иванович Гельвиг, физик Владимир Иванович Вернадский, математик Дмитрий Александрович Граве; из Воронежа – Евгений Вячеславович Петухов; проживал в Симферополе историк Арсений Иванович Маркевич. Каждый из них своим упорным и ответственным трудом сумел сделать Таврический университет уникальным и неповторимым учебным заведением с квалифицированной педагогической корпорацией.

Заслуженные преподаватели ничего не жалели для своего места работы: они передавали в фонды библиотеки книги из своих коллекций, делали своими руками учебные пособия и оборудование. Благодаря этому, а также подвижнической деятельности первого директора библиотеки Таврического университета Николая Львовича Эрнста, университетское книжное собрание приобрело свою полноту и неповторимость. Так, основу собрания математического кабинета составили книги Николая Митрофановича Крылова (1800 томов) и Матвея Александровича Тихомандрицкого (700 томов). Существенным пополнением университетской коллекции стало домашнее собрание выдающегося ученого, доктора медицины, основателя Карадагской биологической станции Терентия Ивановича Вяземского. После смерти в 1920 году первого ректора Таврического университета Романа Ивановича Гельвига его родственники передали в библиотеку полторы тысячи книг. Многочисленные экслибрисы свидетельствуют о передаче в фонды университетского собрания изданий из коллекций ботаника Сергея Антоновича Дзевановского и геолога Петра Абрамовича Двойченко.

Однако весь профессорский энтузиазм сошел на нет после установления в Крыму советской власти. Многие ученые изначально оказались в Крыму и в Таврическом университете по причине абсолютного неприятия власти большевиков, однако некоторые из них решили продолжить преподавать уже в советском высшем учебном заведении. В двадцатые годы ХХ века оно переживает сразу несколько метаморфоз: в 1921 году Таврический университет был переименован в Крымский университет имени Михаила Васильевича Фрунзе, а в 1925 году трансформируется в Крымский педагогический институт, сохраняя имя легендарного красного командарма. Менялась эпоха, на смену новой экономической политике спешили индустриализация и коллективизация, и на фоне этого изменялась жизнь в главном высшем учебном заведении Крыма. Прежние педагогические кадры, как тогда говорили – «из бывших», уходили в тень; а им на смену выдвигались новые кадры, которые, как несколько позже скажет генеральный секретарь ЦК ВКП (б) Иосиф Виссарионович Сталин, решали все. И особенно ярко это проявлялось в гуманитарной сфере. Точные науки было сложнее подвергнуть неусыпному партийному контролю, и во многом благодаря этому на этих отделениях института удавалось добиваться более серьезных научных результатов. Так, воспитанниками физико-математического факультета стали два выдающихся ученых, два академика и трижды Героя Социалистического труда – Игорь Васильевич Курчатов и Кирилл Иванович Щелкин. Более того, послабления 20-х годов формировали и культуру студенческой вольницы, что проявилось в дружеских по духу шаржах на преподавателей того времени, копии которых представлены в экспозиции. На одном из них был изображен математик Михаил Людвигович Франк, отец двух будущих академиков, Ильи Михайловича и Глеба Михайловича (оба ученых также имеют отношение к истории нашего университета).

Принципиально иной была ситуация с гуманитарными науками. Долгое время в университете не было самостоятельных факультетов и кафедр, на которых целенаправленно изучались страницы истории и литературы. Перед представителями данных направлений ставились совсем иные планы. Они должны были решать задачи по формированию у обучающихся марксистско-ленинского мировоззрения, а также убежденности в «единственно верных» классовых ценностях.

Серьезную задачу были призваны решать новые кадры, призванные как раз накануне очередного исторического перелома. Достаточно сказать, что исторический факультет вновь появился в институте в 1934 году. Этот год стал годом наиболее масштабных чисток преподавательского состава. Административное вмешательство в работу высшего учебного заведения пока еще заканчивалось отстранением неугодных преподавателей от деятельности, а не физическим уничтожением. Создавался новый (во всех смыслах) институт в Крыму, в котором не было места преподавателям старой формации.

Противоречивость любой эпохи всегда нагляднее просматривается через судьбу отдельной личности. Чтобы понять специфику работы Крымского педагогического института в 20–30-е годы мы обратимся к жизненному пути одного из известных ученых-филологов императорской России, который стал первым деканом историко-филологического факультета Таврического университета. Речь идет об Алексее Николаевиче Деревицком. Летом 2016 года личный архив и библиотека ученого пополнили фонды Музея истории Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Благодаря уникальным книгам и периодическим изданиям, которые отложились в этой коллекции, достоверно восстанавливается не только научная работа филолога, но и его богатый внутренний мир, его увлечения и привязанности, его круг общения. Мы можем увидеть не застывший образ со страницы специализированного справочника, а живого человека со своими интересами, радостями и огорчениями.

Алексей Николаевич Деревицкий родился в 1859 году в семье чиновника. С ранних лет он проявил тягу к знаниям и окончил гимназию с золотой медалью. Поступив в Харьковский университет, он связал свою жизнь с классической филологией, изучая различные темы, но отдавая неизменное предпочтение греческой словесности. Фактически сразу после окончания высшего учебного заведения он остается преподавать в родном университете, что было редким явлением для высшего образования в Российской империи: для людей, не имевших магистерской диссертации, подобный путь был практически невозможен. Однако защита диссертации была делом времени: уже в 1891 году он успешно представил научное исследование в Санкт-Петербургском университете. В Харьковском университете Алексей Николаевич читал лекции по истории греческой литературы, истории искусств и истории древних народов.

В 1893 году А.Н. Деревицкий был направлен на работу в Одессу, в прославленный Новороссийский университет, и уже через год возглавил историко-филологический факультет. Здесь он составляет новогреческо-русский словарь, занимается исследованиями по истории образования в России и за рубежом. Естественно, что Алексей Николаевич стал членом ведущего научного объединения в регионе – Одесского общества истории и древностей. В Одессе появляется и ниточка, связавшая профессора с Крымом: он активно изучает античные памятники старины, которые находились на полуострове. В 1903–1905 годах ученый был ректором Новороссийского университета, и этот опыт административной работы впоследствии пригодился ему во время участия в организации первого высшего учебного заведения в Крыму.

За короткое время А.Н. Деревицкий стал видным специалистом в вопросах образования, что способствовало его переводу на службу в Министерство народного просвещения. В 1905 году он становится попечителем Казанского учебного округа. Его активная деятельность на этом поприще обратила на себя внимание премьер-министра Российской империи Петра Аркадьевича Столыпина. С 1911 года А.Н. Деревицкий работал попечителем Киевского учебного округа.

После февральских революционных событий 1917 года профессор Деревицкий переезжает в Крым. Здесь он принимает активное участие в создании Таврического университета и становится первым деканом историко-филологического факультета. Несмотря на административную работу, он активно трудится и на научной стезе, сотрудничая с Таврической ученой архивной комиссией, а после ее реорганизации – с Таврическим обществом истории, археологии и этнографии. Деканская работа закончилась в 1920 году, вместе с ликвидацией историко-филологического факультета в университете. Однако Алексей Николаевич, вопреки обстоятельствам времени, продолжал работу и читал гуманитарные дисциплины на других факультетах. В 1926 году он принимает участие в работе Всесоюзной археологической конференции в Керчи, одном из наиболее представительных научных форумов того времени. На конференции А.Н. Деревицкий выступил с докладом, посвященным археологическим исследованиям Пантикапея. В коллекции нашего Музея представлено направление ученого на мероприятие, выданное руководством института. Кроме того, в первые годы после установления советской власти в Крыму ученый проводил мероприятия по организации архивного дела в Ялте и занимался отбором литературы для библиотеки университета (книги поступали из национализированных поместий Южного берега Крыма).

Былые заслуги ученого ничего не значили для новой власти в Крыму. Она однозначно воспринимала А.Н. Деревицкого как «классово враждебный элемент» и неоднократно пыталась устранить профессора из учебного заведения. В справке «Профессура и преподавательский состав Крымского педагогического института», составленной крымским областным комитетом ВКП(б), А.Н. Деревицкий характеризовался как «политический вдохновитель, организатор и вождь антисоветских элементов здешней профессуры». Однако обкомовская справка, датируемая 1928 годом, фиксирует и смену настроений ученого. В ней отмечено, что «А.Н. Деревицкий и тот совсем утих».

В 1934 году после наиболее масштабной чистки профессор покидает Крымский педагогический институт и переезжает в Ялту. Однако и здесь он ощущает постоянное давление, проявлявшееся, например, в критических публикациях в местной прессе. После этого ученый навсегда покидает Крым и поселяется в Москве. Умер Алексей Николаевич Деревицкий в 1943 году, он похоронен на Ваганьковском кладбище.

В коллекции профессора А.Н. Деревицкого сохранились книги, газеты и журналы всех периодов его жизни. На первом стенде представлены издания, вышедшие до 1917 года. Это учебные пособия по физике, новой истории, арифметике, природоведению и другим дисциплинам. Особое внимание обращает пособие по закону Божьему с рукописными пометками «от сих пор» и «до сих пор». Есть и еще одна любопытная деталь: вероятно, дети в семье Деревицких прятали книги от родителей под другими обложками. Так, под обложкой «Записок Пиквикского клуба» Чарльза Диккенса было спрятано издание весьма фривольного содержания – «Пажеские и офицерские потехи», а под обложкой пособия по синтаксису – роман Вальтера Скотта.

Следующий стенд позволяет нам представить литературные предпочтения, которые в семье Деревицких отдавались при воспитании детей. Очевидно, что это были произведения французских авторов, либо переводы всемирно известных произведений на французский язык. На этом стенде представлены такие книги, как «Русалочка», «Дюймовочка» и «Стойкий оловянный солдатик» Ханса Кристиана Андерсена, «Путешествие к центру Земли» Жюля Верна и другие произведения. Также в семье читали сочинения Шарля Нодье – ныне забытого в нашей стране писателя-романтика, оказавшего влияние на развитие европейской литературы, и родоначальника мистической литературы.

Разносторонние интересы профессора А.Н. Деревицкого наглядно демонстрируют собрания книг по самым разнообразным областям знания. Это издания по анатомии и биологии, экономике и международному праву, отечественной и всеобщей истории. Чиновнику министерства просвещения требовалось знать законодательство, поэтому в его коллекции хранились и активно изучались основы римского права, уголовный процесс и другие вопросы юриспруденции. Так, среди его книг имеется одно из лучших юридических изданий своего времени – «Краткий курс международного права», автором которого был Александр Акимович Мирлес. Творческое наследие специалиста по раннесредневековой истории Степана Васильевича Ешевского также интересовало А.Н. Деревицкого, о чем свидетельствует имеющийся в его коллекции том с работой «К. С. Аполлинарий Сидоний: эпизод из литературной и политической истории Галлии V века». С основами философских знаний семья Деревицких знакомилась при помощи книги «Введение в философию» Николая Онуфриевича Лосского.

Профессор филологии знакомился с актуальными и далекими от его основной деятельности разработками, что создает для нас образ человека интересующегося и пытливого. К примеру, на стенде можно увидеть работы по теории эволюции, например, издание 1911 года – «Основной вопрос эволюционизма в биологии» Александра Андреевича Тихомирова. Отдельно стоит отметить приходившие к ученому издания на греческом языке, связанные с тамошней литературой и историей, в которых А.Н. Деревицкий был специалистом.

Интересовала ученого и история, как отечественная, так и зарубежная. Он собирал издания, посвященные разным периодам и эпохам, а также периодические издания из центров, которые славились своими изысканиями, преимущественно в изучении античности. В частности, на стенде представлены «Записки императорского Харьковского университета».

Правилом хорошего тона для любого историка в Российской империи была подписка на специализированные издания, активно публиковавшие документы, мемуары и переписку. Помимо практической пользы, это было очень занимательным и увлекательным чтением, давало возможность узнать новые интересные факты и загадки. Самым известным изданием такого рода был «Русский архив», который издавался Петром Ивановичем Бартеневым и всесторонне освещал отечественную историю. А.Н. Деревицкий выписывал и этот исторический журнал, и многие другие. Также выписывались «Новый журнал для всех», «Вестник иностранной литературы», «Русское обозрение» и «Библиотека самообразования».

Большой любовью профессора А.Н. Деревицкого была музыка. В его собрании имеется большая коллекция клавиров – переложения оркестровых произведений для игры на фортепиано, и либретто. Любили в семье Деревицких и романсы. Один из альбомов посвящен певице Марии Александровне Каринской, которую называли «королевой цыганского романса». В начале ХХ века она была одной из самых популярных певиц России, исполняла песню «В лунную ночку троечка мчится» (Динь-динь-динь)», которая известна и сегодня. В ее исполнении этот романс пользовался особенным успехом.

О научной коммуникации ученого лучше всего говорят книги с дарственными надписями их авторов. В фондах Музея истории КФУ имени В.И. Вернадского хранятся издания с автографами деятеля народного образования и исследователя истории крымских болгар Александра Федоровича Музыченко (Нежин–Киев), византиниста и директора Русского археологического института в Константинополе Федора Ивановича Успенского (Санкт-Петербург), криминалиста и знатока уголовного права Леонида Евстафьевича Владимирова (Харьков), историографа антиковедения Владислава Петровича Бузескула (Харьков). Также на данном стенде представлены документы об особняке А.Н. Деревицкого, который в годы его работы в университете был излюбленным местом отдыха семьи, а после изгнания ученого из Крымского педагогического института стал основным местом его проживания.

Достаточно крупной является подшивка «Женского альманаха», который позиционировал себя как «научно-литературный сборник по вопросам женской жизни» и выходил в Одессе в 1900–1902 годах. Алексей Николаевич редактировал это издание. Видимо, это давало ученому возможность дополнительного заработка. Альманах изобиловал рекламой товаров для женщин: косметики, корсетов, кондитерских изделий. Среди приложений находим и связанные с Крымом: это реклама ателье, которое находилось в Одессе и принадлежало крымскому караиму Савелию Мангуби.

Навсегда ушедший мир дореволюционной России запечатлен в иллюстрированных журналах того времени. Сам популярным изданием эпохи был журнал «Нива», который выпускался 1869 года. В период расцвета печатного органа его тираж переваливал за двести тысяч экземпляров, что необыкновенно много, если мы учтем невысокий процент грамотного населения в Российской империи. Однако даже человек, не умевший читать, мог много узнать, рассматривая публикуемые в журнале иллюстрации. Просвещенные читатели, к каким, естественно, относился и А.Н. Деревицкий, находили в журнале полезную и занимательную информацию из разных сфер жизни. Приложением к журналу «Нива» были многотомные собрания сочинений писателей, которых мы сегодня считаем классиками. В коллекции А.Н. Деревицкого сохранилось несколько десятков таких книжечек. В нашей экспозиции представлены лишь некоторые из них, это томики с произведениями Аполлона Николаевича Майкова, Николая Семеновича Лескова и других известных авторов.

Поскольку собрание профессора А.Н. Деревицкого формировалось не один год, то с его помощью можно проследить те изменения, которые происходили с отдельными изданиями. В семье ученого был востребован журнал, который издается и в настоящее время. Речь идет о журнале «Огонек», первый номер которого увидел свет в 1899 году. Обложки этого журнала, представленные в нашей экспозиции можно считать своеобразной хроникой эпохи, которая отражает важные исторические моменты. На них представлены солдаты русской армии в окопах Первой мировой войны, похороны погибших в дни Февральской революции, достижения индустриализации, портрет Льва Николаевича Толстого, опубликованный к юбилею писателя. По наличию номеров, датируемых февралем 1917 года, можно предположить, что в память ученого надолго врезалось начало революционных событий в России, вынудившее его покинуть обжитую Одессу и отправиться в Крым.

Существует представление, что с первых дней своего существования советское государство стало закрытым для внешнего мира. Отчасти это поддерживалось тиражируемыми в средствах массовой информации и в пропаганде оборотами вроде «граница на замке». Однако коллекция А.Н. Деревицкого позволяет нам иначе взглянуть на этот вопрос. Дело в том, что в его собрании сохранились иллюстрированные немецкие и французские газеты (такие как «Der Welt Spiegel» и «L’Humanité»), которые датируются второй половиной двадцатых годов двадцатого века. Они доходили через все границы до своего ученого читателя в Крыму.

Приверженность А.Н. Деревицкого консервативным взглядам отразилась в подписке и хранении подшивок газеты «Новое время», которая традиционно стояла на охранительных позициях. Характерно, что издание было закрыто большевиками на второй день после прихода к власти, 26 октября 1917 года. В реалиях тридцатых годов хранить ее было небезопасно, однако номера «Нового времени» оставались в доме у профессора.

Еще одна особенность нашей экспозиции, приближающая ученого 20–30-х годов ХХ века к нашим дням, – это подборка рецептор, которые дошли до нас как в виде вырезок из журналов разного времени, так и в виде записок на листках, сделанных членами семьи Алексея Николаевича.

Великий русский поэт Осип Эмильевич Мандельштам заметил, что у интеллигентного человека нет биографии, а есть список прочитанных книг. Для Алексея Николаевича Деревицкого это утверждение во многом справедливо. Его уникальная коллекция книг и периодических изданий отразила ключевые события его жизни, зафиксировала его научные интересы и круг общения, а также многогранно представила ту сложную, со множеством переломных моментов, эпоху, в которую довелось творить ученому.

МУЗЕЙ ИСТОРИИ КФУ